Category: литература

39

Корякские сказки

Originally posted by pavel_pelevin at Корякские сказки
Когда-нибудь я, наверное, научусь выкладывать сюда фотографии сразу после поездки и сдачи работы, но пока я делаю это только тогда когда на меня накатывает. Не очень-то это хорошо. Нужно, пожалуй, просто заставлять себя делать это регулярно.

Скрывшись от назойливых коллег я уже полчаса сидел на теплых оленьих шкурах в яранге и слушал корякские сказки. Посередине горел потрескивающий очаг от которого лениво поднимались к специальному отверстию в крыше клубы сизоватого дыма. Над очагом грелись чайники и сковородки. Мои руки обжигал пластиковый стаканчик со свежезаваренным чаем, а по ногам, недавно околевшим в резиновых сапогах, теперь приятно разливалось тепло. Лучики солнечного света пробивались сквозь отверстия в потолке и рассеивались в дыму. От такого уюта и еще не принятой организмом разницы с Московским временем беспощадно накатывал сон. Постепенно запах дыма смешался с запахом масла - молодая женщина рядом жарила на сковородке что-то наподобие пончиков из пресного теста. Один вручили и мне. Гостеприимство в таких суровых условиях это не просто любезность, но уже нечто особенное.
Рассказ Лидии Ивановны, срываясь иногда на странные корякские слова и забавные фразы вроде "как это у вас?", "как же это вам по-русски объяснить?", только сильнее вырывал из реальности. Про Ворона, про то, как был создан Мир и про то, сколько их, этих Миров. Кое-что нельзя рассказать просто так, поэтому иногда Лидия Ивановна брала в руки свой бубен и пела. В тех красивых и непонятных звуках было что-то первобытное и настоящее, что-то, что невозможно понять, но возможно почувствовать.

- Лидия Ивановна, а у вас ведь есть настоящее имя?

- Есть конечно!, - Лидия Ивановна произносит совершенно непривычный русскому уху набор гласных букв. Я прошу повторить по слогам еще несколько раз и пытаюсь воспроизвести, но у меня ничего не получается - заплетается язык. Лидия Ивановна только улыбается: "У нас у многих до сих пор есть настоящие имена, такие вот..".







Collapse )

Внизу по Амуру до Хабаровска и "железкой" до Владивостока 110 лет назад


Попали мне в руки страницы изданных, вероятно, более столетия назад, мемуаров американского путешественника Холмса Бартона. Книга называется «Вниз по Амуру, Пекин и Запретный город» (Holmes Burton, «Down the Amur, Peking, the Forbidden City»). В моем распоряжении оказалось всего несколько страниц – с 88-й по 99-ю, однако они интересны тем, что именно в них рассказывается, хоть и весьма кратко о посещении Дальнего Востока России. Случилось это в июле 1901 года: сев на теплоход в Сретенске, Бартон по Амуру прибыл в Хабаровск, откуда по недавно построенной Уссурийской железной дороге отбыл во Владивосток. Мне эти мемуары интересны главным образом мелкими бытовыми деталями и сделанными автором фотографиями. Описаний городов как таковых, к сожалению, там нет. Тем не менее предлагаю любопытствующим познакомиться с моим любительским переводом отрывка из записок путешественника, использовавшего такие приобретенные во время поездки слова, как chinovnik и perrikatt. :) Впрочем, правильнее назвать мой текст вольным изложением, так как я кое-где был вынужден дополнять выпавшие из данного отрывка контекстуальные пробелы и сокращать не имеющие особого значения дневниковые моменты вроде брошенных вслед польскому джентльмену старых башмаков.

...всего 16 снимков с комментариями (для перехода надо кликнуть по фотографии).
39

Справочная книжка для ходоков и переселенцев на 1909 год с путевой картой Азиатской России

Интересный документ - "Справочная книжка для ходоков и переселенцев на 1909 год с путевой картой Азиатской России". Чтобы посмотреть все страницы, кликайте по ссылке "Next page".

Хабаровск, вехи истории города. 1858-1916 гг.


Попала мне в руки книга П. Морозова «Хабаровск: история, современность, перспективы» издания 1986 года. Еще лет десять назад ее можно было бы счесть пустой и неинтересной. Но время идет, и даже помпезное изложение на тему трудовых успехов жителей Хабаровска, открытых новых предприятий, а то и иных событий кажется как минимум любопытным. Среди прочего в книге имеется раздел, где подобраны вехи истории города. Какие-то из них мне и сейчас кажутся максимум второстепенными, очень многое пропущено, однако сама ткань истории роста и развития дальневосточной столицы имеется. Взяв ее за вооружение, я значительно дополнил хронологическую цепочку (особенно это касается дореволюционного периода). Выкладывать материал собираюсь по частям. Начну с интервала от основания города до 1916 года, предшествовавшего наиболее драматическому периоду в жизни страны. Если у кого-то есть чем дополнить список, буду только рад.

...(для перехода к списку надо кликнуть по фотографии).

Н. М. ЯДРИНЦЕВ О КУЛЬТУРНОЙ СИТУАЦИИ В СИБИРИ

Н. М. Ядринцев о культурной ситуации в Сибири
(письмо В. П. Сукачеву)

[Петербург], 27–28 августа 1882 г.

Многоуважаемый Владимир Платонович!

Жалею, что мы не застаем друг друга. Вчера завозил к Вам некоторые книги, в которых есть попытка сибирской библиографии, но это именно попытка, настоящей библиографии сибирских сочинений у нас нет, и ее предстоит создавать наравне со многим другим. Так как эта потребность давно себя дает чувствовать, то мы имеем в виду организовать эти работы. Библиографию по капитальным сочинениям о Сибири и теперь можно составить, конечно, не причисляя сюда всего, что писалось в журналах, это потребует более долгой работы. Но, кроме каталога и списка, гораздо важнее способ приобретения книг для сибирских библиотек, об этом я хотел сказать слова два.

Значительное число сибирских книг-библиографическая редкость. Возьмите Гагемейстера историко-статистические описания изд. 1851 г., историю Словцова, Енисейской губ. Степанова, «Сибирский вестник» Спасского, «Азиатский вестник», Миллер, Фишер, Паллас, Гмелин; Фальк, Лисянский, Мессершмидт, путешествие в Азию Гумбольдта и т. п. Но есть и масса за границею книг о Сибири, например, путешествие Кастрена (на английском) :-- Кастрен «Narrative of Redestile Journal through Russia and Siberrian Tatary», много немецких сочинений не переведенных — Миддендорфа, Радлова. Собрать их и разыскать требуется немало труда. Поэтому я когда-то думал создать склад сибирских сочинений, разыскивая их в Петербурге и Москве и покупая их, пользуясь случаем. В магазинах на заказ за эти книги требуют огромные цены. Такой центр или книжный магазин необходим будет при пробуждении умственной жизни в крае и при проснувшемся желании знакомиться с родиной. Кавказ, который уже начал жить гражданскою и интеллектуальною жизнью, имеет уже своих агентов в Петербурге. Книги закупаются и вывозятся большими партиями на Кавказ, я видел эти склады у Николадзе. Для этого находятся патриоты и люди, знающие свою литературу. У нас же, даже при добром желании, выходит из всего ахинея. Просвещенный мореплаватель А. М. Сибиряков скупает старые библиотеки, полные сброда книг, тратит бешеные деньги и шлет их в университет, воображая, что он просвещает Сибирь. Такие люди не имеют понятья, как приобретаются умственные богатства, как собираются и подбираются они. Для этого нужны специальные знания, особые таланты и способности. Минусинский музей разросся из ничего благодаря знаниям одного человека". Григорий Николаевич мог создать целые музеи в Сибири, а в Иркутске, в Отделе Географического общества сидит какой-то г. Агапитов не только ничего не создающий, но убивший и без того ничтожное значение Восточно-Сибирского отдела Географического общества. Сибирский университет нуждается в кабинетах, 20 лет мы писали и мечтали о его создании, воспитали птенцов в любви к нему, и между тем ни Потанину, ни Адрианову, ни мне не пришлось послужить к составлению музеев. Я приобретал коллекции в Алтае, но не мог многое вывезти, они разбросаны по городам. Адрианову не дали средств к жизни в Томске, и он, путешественник, сидит без дела. А заботы об университете в руках невежд. Секретарем строительного комитета скоро будет Корш, ссыльный за подлог адвокат. Мы занимался археологией и получали дипломы от Археологического общества, а в Тобольске на месте Искера по инициативе Дмитриева-Мамонова, вице-губернатора, производятся раскопки арестантами, и драгоценнейшие предметы пропадут, будут разворованы. Так все у нас делается!

Collapse )

Письму посвятил вечер, ибо не могу выехать, простудился, знобит. Посылаю несколько писем, полученных редакцией, которые показывают, что ожидают от нас и впечатление от газеты.

Преданный Вам сибиряк

Н. Ядринцев. 3 часа ночи.

Р. S. Получил от исполняющего должность иркутского губернатора Гарста интересные опровержения фельетона в N 12. Хотите, покажу?

URL: http://irbis.asu.ru/docs/altai/literature/jadrin/letter01.html


Ссылки по теме:
  • Homo Sibiricus: особенности сибирского областничества
  • Западные истоки сибирского областничества.

    ЕРМАК В ИСТОРИИ И ЛИТЕРАТУРЕ

    Кирилл Анисимов
    Источник

    • Литературные памятники Тобольского архиерейского дома XVII века / Изд. подг. Е. К. Ромодановская и О. Д. Журавель. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001.
    • Ромодановская Е. К. Избранные труды. Сибирь и литература. XVII век. Новосибирск: Наука, 2002.</a>
    • Блажес В. В. Народная история о Ермаке /Исследование и тексты. Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2002.
    В свое время М. М. Сперанский писал: «Сибирь есть просто Сибирь, то есть прекрасное место для ссылочных, выгодное для некоторых частей торговли, любопытное и богатое для минералогии, но не место для жизни и высшего гражданского образования…» Граф выразил общее мнение: прослужив с 1819 по 1821 г. сибирским губернатором, он, как многие до него и после него, убедился, что огромные пространства русского Востока могут быть для государства только полезной, в идеале хорошо управляемой, но — колонией, то есть территорией, откуда можно брать то, что необходимо (пушнина, «мягкая рухлядь»), а направлять туда то, что таковым не является (уголовные и политические преступники).</p>

    Эта утилитарная стратегия комфортно соседствовала с традиционными для консервативного общества предрассудками насчет далеких земель, в которых обитает множество «зверообразных людей», зверей и птиц дивных, «иже обретаются в том Сибирском царстве», — как писали еще книжники допетровской Руси. Для правительства — прагматический интерес (в XVII в. сибирская пушнина наполняла до 1/4 государственной казны); для простонародья — мифы о стране, где круглый год зима и нет солнца. Сила этих стереотипов была настолько сильна, что даже в конце XIX в. американский путешественник Джордж Кеннан с удивлением писал: «Ничто не поражает так сильно путешественника, который в первый раз переезжает в июне через Урал, как сибирский зной и необычайная красота, разнообразие и ароматичность сибирской флоры». По-видимому, для неискушенного иностранного наблюдателя было бы более естественным сразу оказаться посреди ледяной пустыни…

    Излишне говорить, что длительное существование подобных представлений мало способствовало развитию культуры на отдаленной русской периферии. Ей как бы изначально было отказано в роскоши иметь что-то свое — литературу, искусство, науку. Тем не менее, все это за Уралом появилось. Как и почему? Не ослабевавший, год от года нараставший поток переселенцев, интенсивные процессы этнического смешения, высокоинтеллектуальные представители политической ссылки XIX в., формирование местной интеллигенции, основание в 1878 г. Томского университета превратили Сибирь в своего рода культурный «котел». Протекавшие в нем в течение XIX в. процессы культурогенеза сделали возможным появление на литературной сцене XX в. писательских фигур, бесспорно, первого ряда: Шукшина, Астафьева, Распутина, Вампилова и др.

    В научных изданиях, которым посвящена данная заметка, освещается самый ранний, еще древнерусский период складывания оригинальной культуры на самом восточном рубеже Московского государства.

    Collapse )

    Фигура Ермака длительное время сохраняла колоссальную популярность в Сибири. По свидетельствам путешественников XIX в., портреты казачьего атамана находились едва ли не в каждой избе, начиная с Пермской губернии. Летопись Есипова также бытовала за Уралом во множестве списков. Вся совокупность этих сюжетов — как церковных по своему происхождению, так и народных — десятилетие за десятилетием, век за веком создавала почву для процессов культурогенеза на востоке России, исподволь формируя в Сибири условия «для жизни и высшего гражданского образования», о которых с суровым скепсисом отозвался когда-то М. М. Сперанский. Не в последнюю очередь примерами тому служат упомянутые в этой заметке образцы гуманитарной научной мысли Сибири.



    Ссылка по теме:
  • Кто же ты, Ермак Аленин?