Category: криминал

39

Криминальные сообщества Восточной Сибири в начале XX столетия

Новая статья в "Сибирской Заимке".

Сысоев А.А.
Криминальные сообщества Восточной Сибири в начале XX столетия: особенности профессионализации и становления организованных структур
Чрезвычайно актуальной для российского общества в конце XIX — начале XX столетий являлась проблема уголовной преступности. В условиях капиталистической трансформации ее рост значительно опережал темпы прироста населения страны.

Сталинские лагеря Кузбасса

1. Изначально был местом ссылки раскулаченных в 20 годах (первая волна). У Панова есть отдельная глава про это место. Впоследствии стал лагерем, в котором 58-я истреблялась ворами. Очень сильно было влияние воров вплоть до того, что вор в законе спокойно выходил из зоны “прошвырнуться” по мысковским магазинам. Этот период тоже отражён в книге Панова “Сиблаг ГУЛАГА”. Лагерь занимался лесозаготовкой, вывозом и сплавом леса по рекам Татуяс, Томь. На одном из лесоучастков, по реке Баланзас была сделана узкоколейная ж/д для транспортировки леса к реке Томь. Движущей силой являлся паровозик иностранного производства, который в настоящий момент находится в музее ж/д транспорта г. Новосибирск. Когда его в 90 обнаружили предприниматели, то решили сдать на металлолом, в прессе был резонанс и паровоз спасли, а вот рельсы разобрали, но насыпь осталась, и сейчас её без труда можно обнаружить, даже не выходя из дома, на снимках со спутника сервиса Google. Лагерь просуществовал до 70-80х годов.

Карта и первые 5 лагерей: http://mustagclub.ru/blog/stalinlager_kuzbass/

ЗАГАДКИ АДМИРАЛА КОЛЧАКА

«Независимая Газета», 11.06.2002

Александр Рябушев

Вот уже много лет их пытается разгадать известный не только в России калининградский историк, краевед, коллекционер, бывший прокурор береговых и сухопутных войск Балтийского флота, а ныне полковник юстиции в запасе Горбовских Александр Леонидович.

Из сорока семи лет жизни он почти сорок занимается коллекционированием орденов и медалей, марок, открыток, значков, архивных документов. Есть в его коллекции и настоящие раритеты Тевтонского ордена и Пруссии — это тевтонские брактианты XIII века, личные дневники немецких офицеров — участников сражений с Наполеоном и с бароном ротмистром Врангелем в Первой мировой, копии уголовных дел известных в истории Гражданской войны личностей, таких, как атаман Семенов, барон Унгерн, адмирал Колчак.

Мальчишкой в курортном Зеленоградске в подвале материнского дома, бывшего немецкого особняка, нашел он одну серебряную марку 1875 года. С тех пор она стала талисманом жизни. Монету эту нынче он носит в портмоне и не променяет ни на какие деньги — ведь эта серебряная монета позапрошлого века стала первым экспонатом среди тысячи других исторических ценностей, многие из которых сегодня хранятся в музеях Балтийского флота и в Кафедральном соборе Калининграда. Квартира Александра Леонидовича — тоже настоящий музей, хранилище. Но попасть в нее очень сложно. Ведь коллекционеры — народ недоверчивый и журналистов вниманием не балуют, потому что после визитов дотошных репортеров не так уж редко приходят грабители или милиция. В общем, квартира хранителя истории Александра Горбовских находится под надежной технической охраной — любой музей позавидует.

Меры предосторожности отнюдь не излишние. После многочисленных публикаций в местной прессе дом его матери в прошлом году подожгли с целью ограбления его коллекции. В доме сгорела старая мебель — ее Александру Леонидовичу не жаль. Больше всего он сожалеет о некоторых сгоревших документах из дела по реабилитации адмирала Колчака и нескольких бумагах, связанных с пропавшим золотом адмирала. Каким образом они попали к Александру?

— Личность Колчака меня интересовала с молодости — ведь он, как и я, начинал службу на Балтийском флоте. Еще в юности, лейтенантом, я приобрел у одного из коллекционеров орден Святой Анны с мечами. Стал интересоваться: кто в России награжден этой почетной наградой? Оказалось, адмирал Колчак. В конце восьмидесятых я был переведен в Забайкалье, где дослужился от старшего гарнизонного следователя до начальника отдела прокуроров по общему надзору военной прокуратуры Забайкальского военного округа. По роду своих служебных обязанностей и познакомился в девяносто седьмом году с делом по реабилитации Генеральной прокуратурой адмирала Колчака, почему-то и по сей день хранящимся под грифом «секретно». Теперь, когда я уволился из органов военной прокуратуры и ушел в запас, думаю написать книгу о Колчаке. В Забайкалье мне удалось отксерить некоторые документы из уголовного дела адмирала. К счастью, после пожара некоторые ценные копии удалось спасти. Они проливают истинный свет на события, связанные с последними годами жизни Колчака и золотым запасом Российской империи. Как известно, золотой эшелон Российской империи по приказу Николая Второго в годы Первой мировой войны был эвакуирован в Самару, а оттуда вывезен Колчаком в Сибирь.

— Но разве мало об этом написано и снято фильмов?

— Увы, почти все создано журналистами, писателями, кинематографистами в большевистское время, когда была государственная цензура и чекисты сознательно извращали личность заслуженного адмирала и даже, чтобы опорочить его имя, подделывали документы.

В качестве подтверждения того, что военный прокурор полковник Горбовских был знаком с уголовным делом Колчака, Александр показал мне ксерокопию постановления # 27 Иркутского военно-революционного комитета от 6 февраля 1920 года за подписью председателя следственной комиссии С. Чудновского и письмо, написанное Колчаком своей возлюбленной, гражданской жене Анне Тимиревой незадолго до гибели.

— В этом письме из уголовного дела у Колчака очень неразборчивый почерк. В нем, как я убедился путем многочисленных экспертиз, Колчак написал в одном из последних предложений: «…Газету я прочел…» Однако чекисты, печатавшие на машинке, в рапорте извратили смысл этого письма и напечатали вместо истинной фразы: «Гайду я простил». В результате исследований я узнал, что Гайда был командующим белочешского корпуса и предал Колчака, сдал его большевикам. Причем сделал это, чтобы возглавляемый им чешский корпус красные пропустили к Владивостоку. За золото, которое было отдано большевикам с поезда, в котором ехал Колчак, предположительно большевикам досталось три вагона. А часть золотишка из железнодорожного золотого эшелона Гайда разграбил вместе с приближенными к нему белочехами. Так часть ящиков оказалась в Японии, а весь чешский корпус — в Европе. Непонятно, за какие шиши Гайда был англичанами вместе со многими своими сослуживцами — а это ни много ни мало, а целый корпус — переправлен пароходами из Владивостока на Европейский континент. Почему большевики дали Гайде «коридор» спокойно уйти? Чем он и его сослуживцы рассчитывались за эту спасительную транспортную операцию? Не украденным ли золотишком из золотого эшелона Колчака? Кто еще позарился на украденную часть золотого достояния Российской империи и где оно спрятано? Свет на многие вещи могла пролить Анна Тимирева, которой судьба уготовила участь «декабристки» ХХ века. Она ничего не сказала чекистам и больше тридцати лет просидела в лагерях ГУЛАГа, была освобождена в середине пятидесятых. Умерла в 1975 году в Москве и до самой смерти находилась под наблюдением КГБ. Тайну своего возлюбленного она унесла в могилу. Неясно, почему любимая женщина Колчака после освобождения из ГУЛАГа не пожелала уехать за границу — ведь в кругу белых эмигрантов у нее было много знакомых, в том числе ее первый муж, сослуживец Колчака контр-адмирал Тимирев. Еще в конце двадцатых он простил Анне измену и любовь к Колчаку.

Изучив дело по реабилитации Колчака и многие другие документы, я пришел к выводу, что никто серьезно, на государственном уровне не искал разграбленную часть царского золота из государственной казны Российской империи. Чекисты лишь периодически возвращались к личности Колчака, чтобы перед общественностью изгадить его имя даже через десятилетия после его смерти. К примеру, успешно это сделал 3 мая 1935 года, как свидетельствуют архивные документы, уполномоченный следственного отдела госбезопасности НКВД Дубровин, не заметив, как и его предшественники, в деле Колчака ошибки с Гайдой, оставив в уголовном деле для потомков, журналистов и писателей весть, что Колчак своего предателя простил. А Гайда еще много лет жил в Европе и погиб в оккупации во Вторую мировую войну. Сам же Колчак был расстрелян в Иркутске. На самом деле он оказался человеком чести. При аресте у него изъяли только личные вещи и ордена. Один из них — Святой Анны с мечами. Аналогичный экземпляр этого ордена есть и в коллекции Александра Леонидовича Горбовских.

Вот так, от ордена в коллекции до случая из своей юридической практики, военный юрист полковник Горбовских начал раскрывать белые пятна в биографии преданного большевиками анафеме благородного русского флотоводца.

— Колчака давно пора реабилитировать, — считает Александр Леонидович, — но Генеральная прокуратура России до конца пока этого не сделала.

А ведь давно пора.



Ссылка по теме:
  • Дискуссия: Реабилитация Колчака