July 19th, 2009

Из истории медицины города Кузнецка

Медицина - одна из интереснейших отраслей человеческих знаний, безбрежная наука, пути постижения которой ведут к новым научным открытиям, движению вперед к социальному прогрессу. Эта наука существует не одну тысячу лет. Еще две с половиной тысячи лет назад древнегреческий врач Гиппократ обосновал этику взаимоотношений врача с пациентом (клятва Гиппократа). Когда появилась в Российском государстве профессиональная медицина, как она формировалась? Откуда ведет начало кузнецкая медицина? Об этом пойдет наш рассказ.

Рассказ

ritter

Навстречу солнцу. Памяти русских инсургентов XVIII столетия.

Часть I.


SunlandМногим известна история взбунтовавшихся английских моряков, захвативших королевский фрегат “Баунти” и обосновавшихся на острове Питкэрн. По мотивам этой истории снят не один голливудский фильм, написано множество книг. Тут нет ничего удивительного, разгадку этого интереса следует искать в словах Жюль Верна, посвятившему “Баунти” один из своих рассказов: “Действительность иногда преподносит настолько романтические события, что даже воображение не могло бы ничего к ним добавить”. Именно быль, случившаяся как захватывающий сюжет талантливого приключенческого романа и оказывает столь фасцинирующее воздействие. Но, как это часто бывает, находятся в истории страницы полу-забытые, однако по своему масштабу и значению превосходящие общеизвестные и “раскрученные” деяния.

Есть вполне объяснимые причины почему восстание 1771 года в столице Русской Камчатки – городе Большерецке было обойдено должным вниманием серъезных исследователей-историков и публицистов. Официальной историографии царской России объективное исследование этой темы по понятным причинам было мало интересно. Все относящиеся к данным событиям исторические документы являлись государственной тайной. Советские же историки, воспитанные в канонах “исторического материализма” не могли придавать этим событиям значения в силу “отсутствия движения народных масс”, да и фигура лидера восстания – “аванюриста” и “феодала“ Морица Бенёвского не могла не вызывать сомнения. У западных публицистов и историков весь интерес сфокусирован в основном на личности Бенёвского и история больщерецкого бунта выступает лишь как эпизод его биографии. В западных источниках в связи с этим часто встречаются неточности, а то и откровенная дезинформация (например, что участниками восстания были в основном ссыльные поляки, хотя, если считать Бенёвского “поляком”, то кроме него никаких поляков на Камчатке в то время не было). Подлинная история этой “инсурекции” окруженная ложными трактовками и мифами, еще не изучена и не написана...

В конце XVIII века Камчатка была наиболее удаленым местом ссылки неугодных царскому правительству лиц. В числе ссыльных оказался уроженец Словакии (в то время владения Габсбургов) Мориц Август Бенёвский.
Collapse )