February 14th, 2003

ДЕНЬ В ИСТОРИИ

14 февраля 1922 г. Народно-революционная армия Дальневосточной республики заняла Хабаровск.
«В Хабаровске началась паника. Город спешно покидали штабы и учреждения белогвардейцев, бросили госпиталь с больными и ранеными. 14 февраля 1922 г. в Хабаровск вошли подразделения 5 стрелкового полка НРА. В городе не работали предприятия, были закрыты все школы. 16 февраля 1922 г. в Хабаровск прибыл В. К. Блюхер, а 17 февраля в городе состоялся митинг, на котором жителей приветствовали эмиссар Приамурского областного управления ДВР, член Дальбюро ЦК РКП(б) В. А. Масленников и командующий Восточным фронтом НРА. С. М.Серышев. Хабаровск, в судьбе которого отразилась вся трагедия Гражданской войны, окончательно перешел в руки народной власти. Необходимо было налаживать жизнь. В 1922 г. в городе оставалось 32 тыс. жителей (в 1917 г. — 54 тыс. жителей). 14 ноября 1922 г. Дальневосточная республика по решению ее Народного собрания была ликвидирована и Дальний Восток воссоединился со всей Россией.»
Посмотреть: История Хабаровска

Ссылки по теме:
  • Планы «сине-оранжевой войны» и первые шаги российско-американского военного сотрудничества на Дальнем Востоке, 1920—1923.
  • Роль региональных властных структур во внешней политике Советской России на Дальнем Востоке в первой половине 20-х годов

    АЮ (АЛТАЙСКАЯ СКАЗКА)

    Говорит Уртымбай:
    — Хочу медведя-Аю убить. Белолобые много жгучей воды за шкуру дадут.
    Хороший охотник был — любил хвастать.
    Пошел.
    Ладно.
    Аю вылез из берлоги на Уртымбая идет.
    Пустил стрелу Уртымбай.
    Мимо.
    Пустил другую, в плечо угодила.
    Не успел ножа выхватить, медведь навалился. Обнял. Давит.
    Думает Уртымбай:
    — Пропал. Не попью кумыса больше.
    А медведь-Аю — клыки в пене, трясется весь, кровь из раны по шерсти брусникой катится.
    Озлобился.
    Только хотел давнуть Уртымбая, да невзначай в глаза ему взглянул.
    Увидал Аю-медведь в глазах Уртымбая — маленькая морда, желтые клыки и пена на них.
    И Уртымбай увидал свое лицо — серое как солончак и бороденка как горсточка сухой травы.
    Как заноза в глаза Аю вошла.
    Заревел!
    Опустил Уртымбая.
    И ушел Аю в тайгу.
    Уртымбай, чимбары поддерживая, в аул прибежал.
    Хвастается:
    — Вот я какой, чуть медведя своими руками не задавил…

    URL: http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/42.html

    ИСТИННАЯ СИБИРЯЧКА

    Транкина Екатерина
    Конкурс школьных сочинений
    «Люди земли сибирской»

    В своем сочинении я хотела бы рассказать о том, как мне удалось получше узнать свою бабушку, открыть для себя необыкновенный мир, созданный ею. 

    Это было прошлой зимой. Моя бабушка Мария Леонтьевна Алексеева живет в небольшой деревушке Ново-Бородино, и вот на новогодних каникулах я решила съездить к ней в гости. Ехать пришлось очень долго, почти полдня потому, что погода на улице была ужасная: метель сильная и такой ветер, что кажется, сейчас с ног тебя снесет. В темноте кое-как я добралась и с трудом узнала бабушкин домик, занесенный снегом. И вот, наконец, дохожу до сеней дома. Стучу. Бабушка поинтересовалась обеспокоенным голосом:

    — Кто там?

    Я ответила с радостью:

    — Катя.

    Хозяйка с радостью торопливо открыла дверь, и мы вошли в дом. Сняв пальто, я села на лавочку и рассказала о том, как у нас в семье дела, спросила, как у бабушки здоровье. А она словно между делом быстренько поставила на стол угощение и включила электрический самовар. Вскоре чай был готов. Я немного обогрелась, и она пригласила меня за стол. Встав, пройдя к умывальнику и увидев на стене полотенце, поинтересовалась:

    — Бабуля, откуда у тебя это?

    Она с улыбкой ответила:

    Полотенце-то? Я сама сшила.

    Я посмотрела вокруг себя и увидела: выбитые новые шторочки на окне, скатерть на столе, на которой так важно и красиво стояли самовар и вазочки, наполненные сладостями. Одна была с конфетами, другая — с печеньем, третья с булочками. Ещё несколько было с вареньем, потому что оно было разных сортов: клубничное, малиновое, облепиховое… Всем этим бабушка собиралась меня угостить. Я подумала, о том, как же у неё хватает на всё времени и силы. Ведь надо еще позаботиться о хозяйстве: подоить корову Ночку, дать сена овечкам, накормить гусей и кур. Мне не справиться бы. А баба Маша немолодая ведь уже, все же восемьдесят лет — не шутка. И при всём при этом она ещё успевает, и вязать, и шить не только для себя, но и для нас. А тут еще сосед пришёл, ему тоже носки связать нужно. Никому не отказывает. Уже такой у неё характер. Как только мы сели за стол, погас свет. Я возмутилась:

    — Вот ещё не хватало!

    А она улыбнулась, открыла высокий комод, достала свечку и сказала:

    — А сколько нам пришлось просидеть при лучине, и ничего — все остались живы и без электричества. Мы долго сидели при свечке, в этом даже было что-то загадочное. Я немного повеселела, потому, что свечка горела, ярко, ноги у меня уже отогрелись, так как я их укутала теплой, пушистой шалью, которую подала мне заботливо бабушка. И я попросила её рассказать, как жили в войну.

    — Мужики ушли. Колхоз-то, наверное, развалился. Остались старики, женщины и дети?

    Она мне возразила:

    — Как развалился? Нет! Колхоз держался на женских плечах. Косили сено, коров держали, телят поили, зерно сеяли, убирали, пололи — и всё вручную. А ещё и себе большие поля картофеля садили. Всё делали женщины. Если работы в колхозе много было, то трудиться приходилось ночью. Подумать только, что пережили: смерть мужей, голод, холод.

    У многих дети умирали, но мы старались не унывать, верить в лучшее, ждали победу. Её голос звучал так красиво, как — будто родничок бился о камень и журчал. Слушать было так приятно, что не могу передать словами. Я сидела тихонечко и боялась дышать, чтобы только не перебить её захватывающе интересный рассказ. Лишь бы она ничего не забыла. Бабушка красиво смотрелась на фоне происходящего: в русской печи весело потрескивали дрова, как — будто говорили мне, что правду она говорит, мол, слушай и мотай на ус. 

    Нарушив тишину, я спросила:

    — Баба, а ты была на войне?

    — Как сказать, была и не была. Работала я в Кемерово на военном заводе. Делали снаряды для фронта, затем заколачивали в ящики, грузили на повозку, и маленький седой мужичок в рваной телогрейке возил их на лошади к железной дороге, откуда их отправляли на фронт.

    Закончилось военное лихолетье, приехала моя бабушка в родную деревню. Замуж вышла за инвалида. Жили дружно, в порядке дела и хозяйство держали. Работала она в послевоенные годы телятницей. Родился ребенок, да умер мальчик. А вскоре и мама моя родилась. Теперь и нас вот двое внучат у моей бабушки. Жаль, что далеко она, нечасто ездим к ней. Я легла спать, а бабушка все ещё возилась на кухне. А я думала, что же помогает ей переносить жизненные невзгоды? Мне кажется то, что она — коренная сибирячка. А сибиряки — это трудолюбивые, выносливые люди. А бабушкины сверстники с детства воспитывались в трудностях. Это и создало сибирский характер.

    Рассказав о бабушке, я поведала вам одну историю из жизни многих сибиряков.

    КОНФЕРЕНЦИЯ «ПУТЬ ВОСТОКА»

    Научное общество студентов, аспирантов и молодых ученых проводит на философском факультете СПбГУ 23–26 апреля 2003 года очередную ежегодную конференцию «Путь Востока» на тему «Межкультурная коммуникация». Принимаются доклады исторической, этнологической, лингвистической, религиоведческой, культурологической и историко-философской тематики, касающиеся тем программы конференции.

    Научная программа конференции:
    1. Интегративные процессы во взаимодействии культур Востока
    2. Межкультурные конфликты
    3. Межкультурное понимание
    4. Западное культурное влияние и его результаты
    5. Россия как пространство межкультурных контактов Востока и Запада
    Заявки принимаются в электронном и печатном виде.

    Требования к электронной заявке: WORD 95–97, расширение rtf. Примерный объем заявки — 8000 знаков.

    Заявки принимаются до 30 марта 2003 года по следующим адресам: eastrad@philosophy.pu.ru, taigung@newmail.ru