February 12th, 2003

ИНФОРМАЦИЯ О ЖУРНАЛЕ

«Сибирская Заимка» является общедоступным научно-популярным ресурсом, одинаково интересным как простым читателям, так и профессиональным исследователям сибирской истории. Большинство опубликованных на сайте материалов были предоставлены в распоряжение редакции их авторами или издателями. К публикации в журнале принимаются работы любого объема, в том числе уже опубликованные ранее в печатном виде. Основной критерий, выдвигаемый редакцией «СЗ» — работа должна быть выполнена профессиональным исследователем, а то, к какой научной школе он себя причисляет и какой методологии придерживается не играет особой роли.

Публикация в «СЗ» осуществляется на основе взаимной договоренности между редакцией и конкретным автором, предоставляющим материал для публикации. По такой же схеме работает большинство СМИ в Интернете. Мы не являемся академическим журналом, и по этой причине не оформляем отношения с авторами юридическим образом.

КОЛЧАКОВСКИЕ ХАЙКУ

Вадим Журавлев

Сегодня опять
говорил с Хизахиде.
В Шанхае — чума…

В Шанхае пришлось задержаться из-за чумного карантина. Постоянным его собеседником стал японский полковник Хизахиде, знакомство с которым он свел еще в Иокогаме. «Единственная форма государственного управления, отвечающая самому понятию о  государстве, есть то, что принято называть милитаризмом… Текущая война есть борьба демократичнского начала с милитаризмом, точнее, с аристократическим началом… Что такое демократия? Это развращенная народная масса, желающая власти, но власть не может принадлежать массам в силу закона глупости числа… Государственный деятель во время войны должен быть военным по духу и направлению». Комментируя эту фашистско-милитаристскую проповедь, Колчак писал, что ему нечего возразить «японскому фанатику», «тяжелой справедливости его слов».

Г.З. Иоффе. Колчаковская авантюра и ее крах. С. 23.
Со ссылкой на дневник А.В. Колчака, февраль 1918 г.

В полутьме у камина —
клинок Котейсу.
Не могу оторваться…

Милитаристский угар, в котором пребывал Колчак под влиянием книг «воинствующего буддизма» и  разглоагольствований фанатичного самурая, ввергал его в мистическое состояние. Еще тогда он стал поклоняться «культу холодной стали» сверкающего японского клинка. В мрачные для себя часы он доставал «клинок Котейсу», и долго смотрел на него, сидя в полутьме у камина. Слабый свет потухающих углей отражался на блестящей полосе клинка, и Колчаку казалось, что на поверхности появляются какие-то образы, «непрерывно сменяющиеся друг другом, точно струившаяся полоса дыма и тумана».

Г.З. Иоффе. Колчаковская авантюра и ее крах. С. 24.
Со ссылкой на дневник А.В. Колчака, февраль 1918 г.

В непроглядном лесу
выросли кругом грибы —
стою в «хексенринге»…

Колчак желтый (Yednum repandum L.) — шляпочный базидиомицидный гриб из семейства Ежевиковых (Hydnaceae)… Колчак желтый растет в лиственных и хвойных лесах большей частью кучами, образующими круги, называемые в Германии Heksenringe (кольца ведьм)…

С. Р. Колчак желтый // Энциклопедический словарь
Брокгауза и Ефрона. СПб., 1895, т.30, с.772.

Открыл книгу
по истории Древнего Рима.
Как много пыли…

«Как Сенат древнего Рима в тяжкие минуты государства назначал диктатора, так Совет министров Российского государства в тягчайшую из тяжких минут нашей государственной жизни, идя навстречу общественным настроениям, назначил меня Верховным Правителем».

Пресс-конференция
А.В. Колчака,
ноябрь 1918 г.

Хлещет дождь, завывает ветер…
Пожар в большом доме.
Никогда не любил октябрь.

В начале октября [1919 г.] Верховный Правитель собирался в дальнюю поездку, в Тобольск… Как раз накануне отъезда в доме Верховного был пожар. Нехороший признак. Трудно было представить себе погоду хуже, чем была в этот день. Нескончаемый дождь, отвратительный резкий ветер, невероятная слякоть — и в этом аду огромное зарево, сноп искр, суетливая беготня солдат и пожарных, беспокойная милиция. Это зарево среди пронизывающего холода осенней слякоти казалось зловещим…

Теперь, во время пожара, адмирал стоял на крыльце, неподвижный и мрачный, и наблюдал за тушением пожара.

Г. К. Гинс. Сибирь, союзники и Колчак. Т. II, с. 343–344.

Рядами лежат аккуратные слитки —
Золотой запас государства.
Отвезу-ка
его в Нижнеудинск…

Отношения адмирала с союзниками ухудшались. Он перестал им верить. Скрывать своих чувств адмирал не умел. Он был для этого слишком искренен и экспансивен. И вот однажды произошел такой конфузный случай. К адмиралу явился весь корпус дипломатических представителей, гражданских и военных. Они предложили адмиралу взять под международную охрану золотой запас и вывезти его во Владивосток. Адмирал ответил им, что он не видит основами особенно спешить с вывозом золота, но что, если бы даже это основание было, то он, все равно, не принял бы предложения союзников.

— Я вам не верю, сказал он, и скорее оставлю золото большевикам, чем передам союзникам.

Г. К. Гинс. Сибирь, союзники и Колчак. Т. II, с.331–332.

8 февраля 2003 г.

Ссылка по теме:
  • «Сибирская Заимка», рубрика «Белая» Сибирь.